Рыболовный магазин
Нижний Новгород, Нижне-Волжская наб
+7 (831) 626 14 83
+7 (910) 637 08 61

Вход

Добро пожаловать, дорогой друг.
Войти

Регистрация

Готовы совершить лучшие покупки? Давайте начнем!
Зарегистрироваться

Напоминание пароля



Вы забыли свой пароль? Не переживайте, мы напомним. Введите email, который вы использовали при регистрации




Напомнить пароль

Add a Review

На основании 89 отзывов

Проблема демаркации в эпистемологии поппера

67198 руб

В наличии

Вн.код 645834

Посмотреть все товары категории рыбалка

Не верифицируемость, которую выдвигали члены Венского кружка, служит, по Попперу, критерием научности.

Проблема демаркации научного знания

Критерием демаркации науки и не-науки является фальсифицируемость — принципиальная опровержимость любого утверждения, относимого к науке. Если теория устроена так, что ее невозможно опровергнуть, то она стоит вне науки. Именно неопровержимость марксизма, психоанализа, астрологии и т. Настоящая же наука не должна бояться опровержений: Аналитика внутреннего мира человека: Проблема сознания и проблема человека. За рамками проблем индукции и демаркации Мое решение проблемы индукции пришло ко мне много времени спустя после того, как я решил, по крайней мере для себя, проблему демаркации разграничения между эмпирической наукой и псевдонаукой, особенно метафизикой. Еще раз о методе Маркса, или Поппер как слуга филистера Суммируя замечания, разбросанные по тексту в связи с теми или другими положениями Карла Поппера, я хотел бы подчеркнуть, может быть, несколько повторяясь, но в то же время суммируя все сказанное выше: Коллективизм и индивидуализм с современной точки зрения: Арон Современные представления о противоположности коллективистического и индивидуалистического устройства общества чрезвычайно многообразны и во многом не согласуются друг. ISBN , p. Science and Pseudo-Science - plato. Краткая история вопроса Проблема демаркации — одна из центральных проблем философии науки, и ее первые решения появились вместе с первой законченной теорией философии науки — неопозитивизмом и выдвигаются до сих пор. Впервые проблему обозначил Аверроэс, заявив о двойственности истины: Отсюда критерий науки — логическое изложение. Позитивизм утверждает следующие критерии науки: Карл Поппер выдвинул концепцию фальсификации — учёные должны допускать возможность опровержения своих теорий на основании опытных фактов. Неопозитивизм Первыми отказались от исследования проблемы возникновения нового знания и положили начало изучению логико-методологических основ научного знания неопозитивисты. В этой связи Витгенштейн выделял 5 положений: Я немного о другом - какому количеству людей сегодня вообще истина интересна и зачем? Ведь поиск истины требует постоянного интереса к объекту, который истинной то есть полным набором сведений характеризуется и сбора информации, а у нас в основном истина - это то, что думаю я, несогласные не правы. Я такого за своим окружением да и за посетителями Пикабу не замечаю.

проблема демаркации в эпистемологии поппера

Я наблюдаю довольно ограниченый набор мыслей и образов. Обычно, они подхвачены у определённого сообщества, и в споре мы, скорее, защищаем идеи собратьев по цеху, нежели гнём свою неповторимую линию. Наш догматизм я вижу следствием нашей коллективной сути. Ну а истина, как я уже сказал - сложная задача, даже для человека, который посвятил её поиску всю жизнь. Для меня всё это выглядит, как почти религиозное, самоотверженное служение культу знания. Это я больше про философию, наука может и глубже, но явно ужЕ да и за поиск научной истины деньги пока платят.

  • Все о рыболовных снастях на карася
  • Приют рыбака рязань
  • Концерты рыбака в москве 2016
  • Катушка зажигания на лодочный мотор стрела
  • Ладно, у меня специфика работы позволяет много времени этому уделять, но не всем так везёт. Так что я не разделяю видения мира, в котором абсолютно все должны заниматься подобным. Я не говорю об аудитории пикабу Боюсь, что не всегда единомыслие действительно является таковым. Большое количество возможностей получения информации сделали нас менее тяготеющими к глубокому познанию. Из-за этого, на мой взгляд, многие не разобравшись в теме, чтобы сформировать свой взгляд, копируют наиболее привлекательный. Поэтому собственно и возникает, например, непонимания реального смысла работ Поппера и много другого. О них скажем лишь немного. Имре Лакатос был венгерско-британским философом и учеником Карла Поппера. Следуя за своим наставником, в работах он продолжал изучать проблему демаркации и даже создал собственное направление, называемое утонченным методологическим фальсификационализмом или просто методологией исследовательских программ. Согласно ей, наука пополняется последовательностью теорий, каждая из которых занимает место предыдущей, включая в себя новые дополнительные условия. Парадигма является общепринятым безусловным знанием о природе в текущий момент времени. Она задает спектр актуальных проблем, категории научных фактов, согласующихся с ней, а также позволяет ответить на фундаментальные вопросы. Кун считал, что на развитие науки влияют не верификация и фальсификация, а действующая парадигма, и развивается наука исключительно в подтверждении последней. По мнению этого австрийского философа, наука не должна заниматься установлением правил исследования. Фейерабенд считал, что с целью познания можно использовать все, что угодно, ведь наука — есть то, что всего лишь кроется под этим названием. Трудности принципа верификации как основания метода научного открытия связаны с проблемой индукции. В отличие от традиционной индуктивной логики Дж. Милль , где вывод, сделанный индуктивным путем либо принимался, либо отклонялся, новое, гипотетико-дедуктивное понимание индукции привело к необходимости многозначной оценки приемлемости вывода. В рамках Венского кружка предпочтение отдавалось частотной интерпретации индуктивного вывода Рейхенбаха. Рейхенбах высоко оценивал свою концепцию: Однако в дальнейшем трактовка Рейхенбаха натолкнулась на ряд трудностей.

    Неразработанность вероятностной логики послужила основанием для объявления проблемы индукции вообще псевдопроблемой.

    проблема демаркации в эпистемологии поппера

    Нет логического пути, - говорит он, - ведущего к таким законам. В другом месте Эйнштейн говорит: Поппер отстаивает активную роль научной теории, её функцию руководства экспериментом. Общее представление о науке Карла Поппера: Ранний Поппер выдвинул интересное утверждение, что нам свойственны априорно ложные представления , для пересмотра и замены которых требуется систематический исследовательский процесс, или наука. Предполагается, что характерный человеческий интерес к познанию возникает не из воздуха любопытства, а от нашей врожденной неудовлетворенности реальностью. Это противоречило сложившейся традиции. Так, Декарт и Лейбниц полагали, что наши фундаментальные представления и большинство проистекающих из них идей необходимым образом верны, ибо Бог создал нас жить в гармонии с остальной природой и даже наделил способностью воспроизводить устройство мироздания в нашем сознании. Кант признал, что человеческое сознание не имеет никакого специального доступа к устройству природы. В противовес традиции Поппер утверждает: Итак, все живые организмы тоже в каком-то смысле обладают знанием. Это обладание знанием находит выражение в приспособленности организмов к условиям существования. На вопрос, как организм приспосабливается, отвечают две биологические концепции: Поппер решительно принимает дарвиновскую концепцию эволюции. Эпатируя читателя, он намеренно парадоксально утверждает, что в существенном смысле между амебой и Эйнштейном разница чисто количественная. И та, и другой ищут ответ на возникающие перед ними проблемы, с помощью метода проб и ошибок. Живой организм отвечает на возникающие проблемы вызовы среды изменением и в случае неудачного ответа элиминируется. Человек отличается от других организмов тем, что на возникающие проблемы он дает ответ в выдвигаемых им гипотезах. Изотропную плоскую поверхность предполагает и теория центральных мест Кристаллера. Иными словами, теория строится на базе предпосылок, прямо противоречащих опыту. Как же в таком случае она может вытекать из опыта? Что же предлагает сам Поппер? Предложения математики и логики не-верифицируемы, поэтому они не выражают знания о мире, а являются лишь схемами вывода одних научных предложений из других. Предложения традиционной философии также неверифицируемы, поэтому они лежат вне науки и попросту бессмысленны. Поппер долгое время был склонен поддерживать частотную теорию вероятностей, в рамках которой дается объективная интерпретация вероятности, но отошел от нее в г.

    В конечном итоге Поппер формулирует в своей метафизической исследовательской программе следующие выводы: Только прошлое зафиксировано; оно было актуализовано и тем самым ушло. Эволюция жизни характеризовалась почти бесконечным разнообразием возможностей, однако это были в основном взаимоисключающие возможности; соответственно, большая часть шагов эволюции жизни была связана с взаимоисключающим выбором, уничтожавшим многие возможности. В результате смогли реализоваться лишь сравнительно немногие предрасположенности. И все-таки разнообразие тех, что смогли реализоваться, просто потрясает. Поппер убедительно показывает, что метод научного исследования есть в равной мере и метод естественных, и метод социальных наук. И совершенно неверно считать, что позиция представителя естественных наук более объективна, чем представителя общественных наук. Идея ситуационной логики выдвигается Поппером в противовес любым попыткам субъективистского объяснения в социальных науках. Обычно историки, даже такие крупные, как Р. Однако каждый историк может влезть в шкуру Цезаря по-своему, и в результате мы получаем множество субъективных интерпретаций интересующих нас исторических явлений. Поппер считает, что такой подход очень опасен, так как он субъективен и догматичен. Ситуационная логика позволяет Попперу построить объективную реконструкцию ситуации, которая должна быть проверяемой. Объективное понимание состоит в осознании того, что действие объективно соответствовало ситуации. Согласно Попперу, объяснения, которые можно получить на основе ситуационной логики, — это рациональные, теоретические реконструкции и, как всякие теории, они в конечном итоге ложны, но, будучи объективными, проверяемыми и выдерживая строгие проверки, они являются хорошими приближениями к истине. Большего же — в соответствии с принципами попперовской логики научного исследования и его теорией роста научного знания — мы получить не в состоянии. Вместе с тем, во-первых, уже тогда были основания заподозрить, что эта программа слишком жестко описывала механизм природы. Давид Гильберт поставил вопрос о проблеме разрешимости и очень скоро Курт Гёдель в г. Тьюринг в г. Во-вторых, было естественно размышлять о законах природы, но было исключительно маловероятно, чтобы для них всех нашлась универсальная формула. Большинство ученых в 30е гг. В-третьих, даже среди философов существовали сомнения по вопросу о том, можно ли формализовать объекты эмпирической науки так строго, как это предполагалось. Но, если элементы, выводимые в некоторой науке, определяются как логические конструкции, то связывающая их система не может вместить никаких новых отношений между ними. Но многие молодые ученые ощущали, что логический позитивизм пытается сделать из науки замкнутую систему, в то время как очарование и свойственный науке дух приключений состоит как раз в ее постоянной открытости.

    Однако Рудольф Карнап всё еще строил планы тысячелетнего царства, когда все, достойное быть высказанным, будет сведено к позитивным утверждениям фактов на универсальном языке науки, очищенном от любых неоднозначностей. Карнап рассматривает мир как собрание фактов, науку — как описание этих фактов и полагает, что идеальное описание должно указывать координаты в пространстве и времени для каждого фактического события.

    проблема демаркации в эпистемологии поппера

    Поскольку это был, по существу, тот же самый план, которому Пьер Лаплас подарил и славу, и бесславие более ста лет назад, не удивительно, что молодые ученые были безразличны к философии и считали, что она несмотря на все ее разговоры о вероятностях прочно застряла в прошлом веке. Эпистемология — теория познания, прежде всего научного познания. Это теория, которая пытается объяснить статус науки и ее рост. Дональд Кэмпбелл назвал мою эпистемологию эволюционной, потому что я смотрю на нее как на продукт биологической эволюции, а именно — дарвиновской эволюции путем естественного отбора. Сформулируем ее кратко в виде двух тезисов:. Пытаясь решить некоторые из наших проблем, мы строим те или иные теории. Мы критически обсуждаем их; мы проверяем их и элиминируем те из них, которые, по нашей оценке, хуже решают наши проблемы, так что только лучшие, наиболее приспособленные теории выживают в этой борьбе. Именно таким образом и растет наука. Однако даже лучшие теории — всегда наше собственное изобретение. Проверяя наши теории, мы поступаем так: В этом состоит критический метод. Проблема P 1 порождает попытки решить ее с помощью пробных теорий tentative theories ТТ.

    проблема демаркации в эпистемологии поппера

    Эти теории подвергаются критическому процессу устранения ошибок error elimination ЕЕ. Выявленные нами ошибки порождают новые проблемы Р 2. Расстояние между старой и новой проблемой указывает на достигнутый прогресс. Этот взгляд на прогресс науки очень напоминает взгляд Дарвина на естественный отбор путем устранения неприспособленных — на ошибки в ходе эволюции жизни, на ошибки при попытках адаптации, которая представляет собой процесс проб и ошибок. Так же действует и наука — путем проб создания теорий и устранения ошибок.

    8. Критерии демаркации науки и ненауки. Верификация. Фальсифицируемость

    Разница между амебой и Эйнштейном не в способности производить пробные теории ТТ, а в ЕЕ, то есть в способе устранения ошибок. Амеба не осознает процесса устранения ошибок. Основные ошибки амебы устраняются путем устранения амебы: В противоположность амебе Эйнштейн осознает необходимость ЕЕ: В то время как теории, вырабатываемые амебой, составляют часть ее организма, Эйнштейн мог формулировать свои теории на языке; в случае надобности — на письменном языке. Таким путем он смог вывести свои теории из своего организма. Это дало ему возможность смотреть на свою теорию как на объект, смотреть на нее критически, спрашивать себя, может ли она решить его проблему и может ли она быть истинной и, наконец, устранить ее, если выяснится, что она не выдерживает критики. Для решения такого рода задач можно использовать только специфически человеческий язык. Традиционная теория познания требует оправдания теорий наблюдениями. Обсервационизм исходит из того, что источником нашего знания являются наши чувства. Чувственные данные вливаются в бадью через органы чувств. В бадье они связываются, ассоциируются друг с другом и классифицируются. А затем из тех данных, которые неоднократно повторяются, мы получаем — путем повторения, ассоциации, обобщения и индукции — наши научные теории. Бадейная теория, или обсервационизм, является стандартной теорией познания от Аристотеля до некоторых моих современников, например, Бертрана Рассела, великого эволюциониста Дж. Холдейна или Рудольфа Карнапа.